?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Итак, деревья для сруба заготовлены
http://oksana-arh.livejournal.com/90439.html?mode=reply
Место выбрано
http://oksana-arh.livejournal.com/81578.html#cutid1
Оклад установлен
http://oksana-arh.livejournal.com/90634.html
На этом первый этап строительной обрядности, связанный с обеспечением благополучия возводимого дома "снизу" заканчивался.

Следующии этап, целью которого было обеспечение благополучия дома "сверху", начинался с торжественного подъема матицы. Матица - это главная несущая балка, поддерживающая потолочный настил в деревяных постройках.
Обычно матица врубалась в нечетный венец. Почему срубы обычно имели нечетное количество венцов сейчас сказать сложно, но, вероятно, это связано с идеей благополучия, заложенной нечетом.

Коми:
для этого события опять же готовилось обильное угощение. У к.-п. обрядовая трапеза устраивалась либо перед подъемом матицы, либо уже после ее установки. В первом случае на полу строящегося дома, как и при установке оклада, стелилась овчина, а на ней раскладывалось угощение. Все участвующие в строительстве сытно обедали. После этого хозяин дома поднимался на верх сруба и укладывал в маточные гнезда разноцветную овечью шерсть и несколько медных монет, опять же для обеспечения благополучия дома в будущем. Далее следовал подъем матицы, ее установка и продолжение дальнейших работ по возведению дома (настил потолка, подъем последних венцов сруба, установка стропил и т.д.). Во втором случае строительный обряд подъема матицы был более красочным. К ее середине опоясками от лаптей привязывали завернутый в белый холст рыбный пирог, хозяин укладывал в маточные гнезда овечью шерсть и деньги, после чего осторожно, чтобы не раздавить рыбник, матицу поднимали наверх. После того, как матица встала на место, кто-нибудь из участвующих в строительстве должен был по красному углу влезть наверх сруба, не пользуясь при этом лесами или подставками. Там, помолясь Богу, он посолонь начинал круговый обход сруба. Дойдя по бревну до следующего угла, главный участник обряда опять молился Богу и продолжал свой путь до третьего угла, после которого переходил на бревно, ведущее к красному углу. Дойдя по нему до середины, он переходил на матицу и добирался по ней до привязанного рыбного пирога, снимал его, водружал на голову и, придерживая левой рукой, отправлялся вновь к красному углу. Здесь он молился Богу, снимал с головы пирог и опять по углу сруба спускался с ним вниз. После этого пирог делился между всеми работниками, а холст и опояски шли в награду тому, кто его достал. Дальнейших работ в этот день больше не производилось, а все шли на праздничное угощение к хозяину дома. У к.-з. при подъеме матицы к ней также привязывался рыбный пирог, затем он снимался и подлежал разделу между всеми участниками строительных работ.
Н.Д. Конаков

Восточные славяне:
Центральный момент строительства — у к л а д к а м а т и ц ы (укр., белор. Сволок) — бруса, служащего основанием для потолка. С. В. Максимов, используя данные из разных русских губерний, так описывает подъем матицы: “Хозяин ставит в красном углу зеленую веточку березки, а затем из среды плотников выступает такой, который половчее прочих и полегче на ногу... Он и начинает священнодействовать: обходит самое верхнее бревно, или „черепной венец", и рассеивает по сторонам хлебные зерна и хмель. Хозяева же все это время молятся богу. Затем севец-жрец переступает на матицу, где по самой середине ее привязана лычком овчинная шуба, а в карманах ее положены хлеб, соль, кусок жареного мяса, кочан капусты и в стеклянной посудине зелено вино (у бедняков горшок с кашей, укутанный в полушубок). Лычко перерубается топором, шуба подхватывается внизу на руки, содержимое в карманах выпивается и поедается” (Максимов, 1903, с. 192). Ср. украинские данные: “Як оце стануть класть сволок у хати, ... то обгорнуть его платкамы, та рушныкамы, шоб було тепло у хати; потам того стягнуть сволок, положать его на мисто, а тоди хозяин клыче блызькых сусид або родычыв и пьют с плотныкамы горилку. Потим того плотныкы разгортают сволок и берут соби та платкы...”. Если же не угостят плотников и не подарят им рушников, то они при втаскивании сволока перевязывают его своими кожухами, и тогда хата будет до того холодна, что сколько бы ее не топили, “в нiй и души не нагрiешъ” (Иванов, 1889, с. 42). “Когда матицу поднимают, хозяйка печет пирог; его привязывают на чересседельник, который накидывают на матку, и с пирогом ее поднимают” (Соловьев, 1930, с. 174). “При настилке потолка в новом доме, к одному брусу, называемому матица, привязывается каравай хлеба и соли, дабы жилось сытее” (Шустиков, 1892, с. 123). Аналогичные обряды наблюдались у коми-пермяков (Жеребцов, 1971, с. 78—79).

Для того чтобы выявить смысл этих обрядов, следует рассматривать роль матицы не только в конструктивном, но и в семиотическом аспекте.

С первой точки зрения матица является основой конструкции верха жилища, поэтому считалось, что “худая матка всему дому смятка” (Даль, 1984, с. 84). Такое значение подкрепляется и семантикой самого термина матка (матица) как 'опоры — восприемницы, средоточия, центра' (Топоров, 1983, с. 236).

Со второй (семиотической) точки зрения матица обозначает прежде всего границу, причем благодаря особому пространственному расположению она является двойной границей: между верхом и низом, а также между внутренним и внешним. Это придавало матице роль основного классификатора внутреннего пространства дома.

Столь высокий конструктивный и семиотический статус матицы обусловил особенности ее восприятия и осмысления. Матица (как и другие сущностные объекты жилища, например печь) могла метонимически обозначать все строение. Ей приписывалось значение связующего начала не только по отношению к конструкции дома, но и по отношению к проживающей в этом доме семье (см. подробнее: Байбурин, 1983, с. 145—149). С матицей связаны и другие идеи, нашедшие свое отражение в приведенных описаниях ее ритуальной укладки.

В частности, привязывание овчинной шубы к матице можно рассматривать как одну из реализации мотива руна (шкуры, шерсти) у мирового дерева (ср. в заговорах: Майков, 1869, 2, № 139 и др.). Поразительно точные соответствия обнаруживаются в хеттских ритуалах. На “вечнозеленом” дереве eia бога Телепинуса, которое, кстати, вносят в “дом бога”, подвешена (или находится под ним) овечья (козья) шкура, а “в ней лежит овечий жир, в нем же лежит зерно бога полей и вино, в нем же бык и овца, в них же долгое время жизни и юность” (Иванов, 1974, с. 88). Ср.: “...на той иви золотое гнездо, с чорного руна, там живецъ змея” (Романов, 1984, № 105).*

Вяч. Bс. Иванов и В. Н. Топоров, отмечая сходство структуры хеттского ритуала и восточнославянских сказочных и заговорных текстов, пишут: “В обоих случаях речь идет о ритуальной последовательности вкладывания друг в друга зооморфных символов, причем в начале цепочки символов находится мировое дерево, а в конце — долголетие (долгие годы у хеттов, год у славян) или его противоположность—смерть” (Иванов, Топоров, 1974, с. 35). То же самое можно сказать в отношении обрядов, связанных с матицей. При этом следует отметить, что принцип вкладывания в обрядах, связанных с домом, приобретает особый смысл, так как его воспроизводит сама структура дома — ср. последовательность: дом — в доме печь, в печи..., отраженную в целой серии загадок: “Стоит гора, в горе нора, в норе — жук, в жуке — вода” (дом—печь—котел); “Стоит гора, в горе нора, в норе-то шибзики, а в шибзиках что будет” (горшки в печи); “На поле стоит башня, в башне мучка в кучке” (пирог в печи) (Садовников, 1876, № 2406, 458а, 502 и др.); ср. space in space в архитектуре, ступенчатое сужение образа в фольклорных текстах и многие другие проявления этого, по сути дела, универсального принципа.

Осыпание (“осевание”) матицы (читай: “дома”) зерном и хмелем относится к числу стандартных ритуальных действий (ср. осыпание молодых в свадьбе) с общей семантикой богатства и плодородия (Кагаров, 1928, с. 173—174). И, наконец, обматывание матицы платками, шубой с целью обеспечить тепло в доме лишний раз указывает на эквивалентность матицы дому, отражающую более общий принцип эквивалентности части целому в народных представлениях.

После установки матицы и так называемого матичного угощения в некоторых районах Сибири катались на лошадях с песнями, чтобы все население видело, что матицу положили. И только через день продолжали достраивать дом (Громыко, 1975, с. 237). Выделенность укладки матицы во времени и специфический способ оглашения, сходный, например, со свадебным и календарным катанием на лошадях, позволяет видеть в этой операции кульминационный момент ритуала строительства.

Байбурин Альберт Кашфуллович

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
ra85733
May. 8th, 2011 06:55 pm (UTC)
Очень интересно. Были в Доронино и хозяин дома, рассказывая о своём хозяйстве, обратил внимание на этот важный элемент русского дома. А у Вас почерпнул дополнительную информацию. Спасибо.
yazim
Jan. 15th, 2013 11:26 am (UTC)
большое спасибо!
( 2 comments — Leave a comment )

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com